Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Политика

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Возобновление переговоров Вашингтона и Тегерана по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВДП), касающемуся иранской ядерной программы, соответствует не только интересам США и Ирана, но и России. Уже сейчас можно с большой долей уверенности предположить, что при заключении новой ядерной сделки наиболее болезненные для Ирана экономические санкции будут сняты, несмотря на возражения со стороны Израиля.

К таким выводам пришел обозреватель ФАН, проанализировавший текущую ситуацию вокруг СВДП.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

«Первый раунд был конструктивным»

6 апреля в Вене стартовала серия заседаний Совместной комиссии по СВПД. Иранский заместитель министра иностранных дел Аббас Арагчи сразу обозначил позицию своей страны:

«Иран отвергает любые соглашения, предполагающие разморозку 1 млрд долларов иранских средств в обмен на ограничение обогащения урана до 20%».

При этом он отметил, что первый раунд переговоров по ядерной сделке в Вене был конструктивным.

Официальный представитель Государственного департамента США Нед Прайс с последним тезисом Арагчи полностью согласился. Более того, американская сторона заявила о своей готовности снять с Ирана некоторые санкции, несовместимые с ядерной сделкой.

Источники The New York Times сообщили, что с помощью посредников Штаты и Иран договорились о создании двух рабочих групп, которые попытаются добиться возвращения обеих стран к соблюдению условий иранской ядерной сделки 2015 года. С изрядной долей оптимизма NYT резюмировала, что Вашингтон и Тегеран определенно сделали «разумный шаг вперед».

Разумеется, такой сдвиг в американо-иранских отношениях несколько шокировал Израиль, для которого жесткая конфронтация с Ираном давно является неотъемлемой частью внешней политики, в последнее время вылившейся даже в вялотекущую «морскую войну» — с израильскими и ответными иранскими диверсиями против морских судов двух стран.

Уже 7 апреля появились сообщения, что директор израильской внешней разведки «Моссад» Йоси Коэн в ближайшие дни совершит визит в Вашингтон, где встретится с высокопоставленными правительственными чиновниками и руководителями разведки США, чтобы обсудить вопрос иранской ядерной программы.

Что стоит за этими событиями? Давайте разберемся.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

400 миллиардов для Тегерана

Ядерная сделка с Ираном стала одним из главных достижений президента-демократа США Барака Обамы во внешней политике на ниве достижения ближневосточного баланса сил. Однако последующий выход президента-республиканца Дональда Трампа из сделки и усиление антииранских санкций нарушили хрупкое равновесие и завели отношения Вашингтона с Тегераном в тупик.

Высшей точкой этой конфронтации стали убийства командующего спецподразделением «Аль-Кудс» в составе Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Касема Сулеймани и иракского шиитского лидера Абу Махди Аль-Мухандиса. В ответ на эти американские атаки Тегеран нанес удар баллистическими ракетами по американским базам в Ираке.

В самом Ираке авиаудар Вашингтона по Сулеймани и Аль-Мухандису спровоцировал жесточайший политический кризис, вылившийся в требование вывода американских войск с территории страны. Нападения на базы и конвои армии США там стали рутиной (здесь остается только посочувствовать Киеву, 6 апреля в угоду американцам объявившему о направлении в Ирак своего «миротворческого контингента»).

В Вашингтоне открыто говорили о возможном ударе по иранским военным объектам как о своеобразном предвыборном шаге Трампа перед президентскими выборами. Тогда Тегеран объявил о своей готовности к «адекватному ответу». Ощущение надвигающейся катастрофы висело в воздухе. К счастью, американским военным удалось отговорить Трампа от задуманной авантюры.

Читать так же:  Украинский дипломат призвал Киев "вернуть" Крым силой

То, что «наворотил» в отношениях с Тегераном «Большой Дональд», теперь приходится разгребать новой американской администрации демократа Джо Байдена. Неудивительно, что для «Сонного Джо» Иран сразу стал одним из ключевых направлений внешнеполитической стратегии США. Столь же неудивительно, что несмотря на громкую антиамериканскую риторику Тегерана последний продемонстрировал желание сесть с Вашингтоном за стол переговоров.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Конечно, Иран обладает лидерскими позициями на Ближнем Востоке, у него есть множество силовых и политических возможностей влиять на ситуацию. Однако в данный момент республика испытывает нарастающие социально-экономические проблемы: инфляцию, падение национальной валюты, растущую безработицу. К этому следует добавить проблемы с обеспечением продовольствием и рост цен, что уже неоднократно приводило к масштабным беспорядкам и акциям протеста в стране. Торговая и технологическая блокада Ирана сводит к минимуму возможные позитивные сценарии развития страны.

При этом агрессивная политика США при Трампе фактически толкнула Иран в объятия Китая. Иран стал одним из ведущих поставщиков сырой нефти в КНР, попутно поставляя ей и другую продукцию. Эта деятельность иранцев была названа в США незаконной, а иранские танкеры были, по сути, объявлены легитимной целью. Поставки в Китай сырой нефти и других иранских товаров стали одним из пунктов масштабной американо-китайской конфронтации в период предыдущего хозяина Белого дома. По сообщениям американской прессы, нарушение блокады Ирана звучало в качестве одной из наиболее серьезных претензий Вашингтона в адрес Пекина.

Для КНР ноша чужих обременений не входит в прагматичную логику стратегии развития. Китайское руководство старается подходить к отношениям с Ираном подчеркнуто аполитично, и пункт ядерной сделки не кажется китайцам принципиальным. Поэтому они увязали стратегическое сотрудничество, соглашение о котором было подписано в Тегеране 27 марта 2021 года, с дипломатическими уступками Ирана в плане той самой ядерной сделки.

Об этом недвусмысленно заявил глава китайского МИД Ван И:

«Иран должен взять на себя ответственность для возвращения к сделке».

Сам договор о китайско-иранском стратегическом сотрудничестве можно считать поворотным моментом для обеих стран и региона в целом. Он твердо ставит Иран в транзитную модель китайской инициативы «Один пояс и один путь» (BRI), обещая изменить весь стратегический рисунок среднеазиатского региона.

По условиям договора, Китай вложит 400 (!) миллиардов долларов в иранскую энергетику и инфраструктуру, что особенно важно для стремительно дряхлеющей нефтедобывающей промышленности, которая выступает главным источником дохода для иранской экономики. Заметим, что минимальный объем необходимых инвестиций в энергетический сектор Ирана оценивается более чем в 150 миллиардов долларов, необходимых для модернизации скважин, нефтеперерабатывающих заводов и так далее.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Без Ирана не обойтись

Для Китая упомянутый договор весьма привлекателен не только в связи со включением Ирана в глобальную транзитную сеть инициативы «Один пояс и один путь», но и за счет получения доступа к портовой инфраструктуре Ирана в Индийском море (порт Чабахар). Этот нюанс будет иметь для Пекина не только экономическое, но и военное значение. Договор о китайско-иранском стратегическом сотрудничестве формирует стратегическую дугу Иран — Пакистан — Китай, где последний связывает экономическими, политическими и военными нитями всю Центральную Азию, включая Афганистан — ключевую точку региона.

Читать так же:  Кадыров ответил на публикацию во Франции карикатур на пророка Мухаммеда

Включение России в этот альянс — дело времени. Точнее, если вспомнить наблюдаемое сейчас укрепление сотрудничества Москвы с Пекином и Исламабадом и ее продолжающуюся работу с Тегераном на сирийском поле, РФ уже движется в этом направлении, «потирая руки» от новых выгод альянса с КНР. Все это формирует крайне невыгодную для Соединенных Штатов геополитическую картину, с риском остаться вообще вне игры на ряде направлений.

В этом глобальном замысле сторон ядерная сделка выступает для всех вполне уместной уступкой. Китай стремится избавиться от острого дипломатического обременения в виде потенциальных санкций ООН по ядерной проблеме Ирана и в идеале — вообще вывести этот вопрос из политической повестки. Руководство КНР заинтересовано в максимальной либерализации отношения западных держав к Ирану, что защитит и легитимирует китайские инвестиции.

Режим аятолл также готов на уступки в вопросе своей ядерной программы. Вся научно-промышленная инфраструктура республики надежно укрыта в подземных комплексах, защищенных от любых видов конвенционального вооружения. В связи с этим действий оппонентов в духе израильской операции «Опера» по нанесению в 1981 году авиаудара по иракскому реактору «Осирак» в Тегеране не боятся. Стало быть, можно торговаться по теме ядерной сделки — без опасения, что другая сторона вдруг решит выиграть все, «перевернув доску».

Иран заинтересован в снятии режима санкций в первую очередь для развития национальной экономики: ради получения доступа к инвестициям и кредитам, наукоемким гражданским технологиям и главное — легитимного и открытого доступа к мировому рынку нефти. Это соответствует интересам Соединенных Штатов, которые таким образом получат возможность удержать низкие мировые цены на нефть и контролировать политику ОПЕК.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Ядерная сделка рассматривается новой администрацией Белого дома как инструмент влияния на Иран, а также создание позитивных условий развития американо-иранских отношений, к которым Тегеран будет привязан, а значит — уязвим. Одновременно с этим в интересах Штатов — укрепление позиции заканчивающего свое президентство Хасана Рухани, который в Иране олицетворяет условный либеральный лагерь. Вашингтон настроен и на то, чтобы через инвестиции и поддержку частного иранского капитала укрепить в Иране прозападные настроения.

Таковы элементы стратегического замысла Белого дома, нацеленного на изменение общественно-политических настроений в иранском государстве с перспективой получить через один президентский срок (очевидно, что президентские выборы в 2021 году в Иране выиграет представитель консервативного лагеря) в Тегеране более лояльного к Штатам президента.

Кроме того, Белый дом заинтересован в стабилизации Ближнего Востока, особенно ситуации в Ираке, где американские объекты регулярно подвергаются нападениям шиитской милиции. Не прочь Вашингтон и добиться политического разрешении кризиса в Йемене, который из задуманного блицкрига превратился для суннитских монархий в долгоиграющий фактор внутренней нестабильности. Напомним, что хуситы перенесли фокус своих нападений на добывающую инфраструктуру Саудовской Аравии, что повлекло за собой огромные экономические потери для саудитов. Решить конфликт в Йемене военным путем, даже при участии США, не представляется возможным, что, видимо, отчетливо понимают в Вашингтоне.

В своем обращении президент Байден сделал в отношении Ближнего Востока ряд важных заявлений. Хотя американский лидер и пообещал, что американцы «будут защищать саудовскую территорию от ракетных атак», он при этом подчеркнул: Штаты более не рассматривают хуситов как террористическую организацию и не станут поддерживать саудовскую коалицию, воюющую с проиранской милицией.

Читать так же:  В Конгресс США внесли законопроект о санкциях после ситуации с Навальным

Благополучно «закрыть» иракскую и йеменскую проблематики без содействия Тегерана Вашингтон не может. Значит эта тема обязательно станет предметом торга и размена в обсуждении снятия антииранских санкций.

Отдельно стоит вопрос Сирии, где США собираются наращивать военное присутствие. Реализовать такую инициативу Вашингтон может только при наличии определенных договоренностей со сторонами конфликта в САР, касающихся зон ответственности и безопасности. Поскольку Иран в Сирии обладает не только значительными военными возможностями, но и серьезным политическим влиянием на большинство сторон-участниц конфликта, не исключая и Дамаск, постольку на сирийском поле Штатам без позитивных контактов с Ираном также не обойтись.

Возобновление переговоров Ирана и США по ядерной сделке сыграло на руку России

Сделка нужна всем, кроме Израиля

Исходя из сказанного, уже сейчас можно с большой долей уверенности предположить, что при заключении новой ядерной сделки наиболее болезненные для Тегерана экономические санкции будут сняты.

8 апреля в американской прессе появилась дополнительная информация о том, что администрация Белого дома готовит меры по снятию ряда санкций с Ирана. Это четкий политический сигнал в адрес Тегерана о целях и цене ядерной сделки и готовности США на нее пойти. Такое сообщение должно подстегнуть руководство Ирана к более активным действиям, так как сейчас консультации в Вене имеют больше технический характер — иранская сторона ведет себя осторожно и недоверчиво.

Разумеется, главным противником новой ядерной сделки выступает Израиль — основной бенефициар бессмысленной политики Трампа в отношении Ирана. Очевидно, что Израиль приложит все усилия — как дипломатические, так и лоббистские, — чтобы сорвать сделку и сохранить или даже усилить режим санкций против аятолл. Недаром же директор «Моссада» столь оперативно засобирался в Штаты после сообщений о конструктивном характере первого раунда переговоров по ядерной сделке в Вене.

Маловероятно, что усилия израильтян блокировать перезапуск ядерной сделки окажутся полностью успешными. Об этом свидетельствует инициированный Вашингтоном слив в СМИ разведывательной информации об ответственности Израиля за ракетные атаки на иранские суда. Возможно, Байден сможет предоставить Тель-Авиву уместную, с его точки зрения, компенсацию — например, дополнительные гарантии поддержки и безопасности, а возможно и новые поставки современного американского вооружения. Так или иначе, Вашингтон и Тегеран будут стремиться возобновить ядерную сделку, поскольку это отвечает интересам обеих стран.

Что касается интересов России, то наша страна приветствует намерение США вернуться к СВПД. Об этом заявил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 9 марта на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ Абдаллой бен Заидом Аль Нахайяном. Таким образом, возобновление переговоров Вашингтона и Тегерана по ядерной сделке соответствует интересам Москвы.

Кроме того, отдельную выгоду для нашей страны, как уже было сказано, несут неизбежные геополитические уступки США, связанные с расширением китайского присутствия в Центральной и Южной Азии в рамках военных, экономических и инфраструктурных инициатив. Таковы новые позитивные результаты стратегического партнерства России и КНР.

Источник

Оцените статью
Новостной портал Тюменской области
Добавить комментарий