Стефан Линдгрен: Либеральные реформы и иммигранты разрушают пенсионную систему Швеции

Политика

Стефан Линдгрен: Либеральные реформы и иммигранты разрушают пенсионную систему Швеции

В марте 2021 года в небольшом городке Ветланде на юге Швеции 22-летний юноша днем с ножом напал на прохожих. Пострадало восемь человек, трое получили серьезные ножевые ранения, сам нападавший был ранен полицией. Несмотря на то, что прокурор не стал объявлять национальность преступника, скоро вся Швеция уже знала, что это был Тамим Султани, иммигрант из Афганистана, который в 2016 году несовершеннолетним приехал в страну. Шведский язык не выучил, употреблял наркотики.

21 марта популярную шведскую премию «Артист года» получил 23-летний рэпер сомалийского происхождения Ясин Абуллахи Мухамуд. Пикантность ситуации в том, что Ясин связан с криминальными группировками иммигрантских районов Ринкеби и Ворби в Стокгольме. Задерживался по подозрению в убийстве, а сейчас находится под следствием за похищение человека вместе с 20 подельниками. И подобных примеров много — именно иммигранты сейчас дают до 90% всего прироста криминальной деятельности в Швеции.

Стефан Линдгрен: Либеральные реформы и иммигранты разрушают пенсионную систему Швеции

На этом фоне набирает все большую популярность партия «Шведские демократы», в сентябре 2022 года состоятся выборы в шведский парламент. К чему все это может привести корреспондент Федерального агентства новостей (ФАН) узнал у Стефана Линдгрена, журналиста, писателя, историка, члена правления Шведско-русского общества дружбы.

— Партия «Шведские демократы» набирают все большую популярность среди шведов. Это шведский бунт?

— То, что происходит сейчас, это фальшивый бунт. Появилась партия «Шведские демократы», которая заявляет, что нужно выкинуть эмигрантов, надо закрыть границы страны для них. Если человек находится в Швеции и, например, заболеет, ему нужно отказать в медицинской помощи, потому что у него документы не в порядке. Некоторые люди забывают о гуманности, забывают о всеобщих принципах гуманизма и одобряют эту партию и голосуют за них. Я считаю, что это довольно опасно, потому что эта партия имеет на повестке дня только один вопрос, это вопрос иммиграционной политики. Я признаю, что они очень много говорят правильных вещей, их критика ситуации с иммигрантами во многом правильная. Потому что власть имеющие допустили очень много ошибок в этом отношении. Особенно в 2015 году, когда они впустили огромную волну иммигрантов сразу, 150–160 тысяч человек. У нас не было ресурса принимать столько. В 80–90-х годах мы принимали каждый год по 20 тысяч, на пике может 40 тысяч, но чтобы 160 тысяч сразу… Это сломало, раскололо шведское общество. Пришлось строить бараки для них, квартирный рынок в Стокгольме совсем закрылся для обычных людей. Я знаю это на примере моей семьи. Из пяти моих детей только двое решили свой квартирный вопрос, остальные стоят в разных очередях. В Стокгольме 600 тысяч людей стоят в очереди на муниципальное жилье. Население города выросло на 400 тысяч за 10 лет, с 1,9 до 2,3 миллиона человек. Это как если бы один двухэтажный автобус каждый день приезжал в Стокгольм, и всех этих пассажиров сразу надо обеспечить квартирой. Я думаю, что даже для Питера или Москвы это было бы проблемой. Проблема в том, что сейчас партия «Шведские демократы» самая многочисленная по опросам. Я считаю, что это опасно, если им удастся создать свое правительство и получить власть в этой стране. Некоторые члены этой партии имеют корни в неонацистских кругах Швеции.

Читать так же:  В Крыму пословицей ответили на «глупые» заявления ЕС о статусе полуострова

— Я проводил опрос среди жителей Стокгольма по поводу миграционной политики. И я столкнулся с таким явлением, что подавляющее большинство шведов сразу отказываются говорить на эту тему. Боятся, что их обвинят в расизме?

— Часто шведам трудно сказать критическое мнение, потому что они не хотят оскорбить людей, которые уже находятся в стране. И я симпатизирую таким взглядам. Я всегда говорю, если человек здесь находится, если вы, власть, впустили его, он должен иметь абсолютно такие же права, как и мы. Нельзя оставить его на улице, если он болен или голоден. Думаю, что из-за этого люди удерживаются от критических высказываний. Но дома на кухне они совсем другие вещи говорят. Они все знают о злоупотреблении социальными пособиями и могут обсуждать многодетную сомалийку, которая получает 20 тысяч крон пособий в месяц (около 2 тысяч евро). Так что они, конечно, сплетничают об этом и есть недовольство. Особенно среди бедных шведов, которые считают, что иммигранты живут часто лучше, чем они. Из-за либеральных реформ в Швеции наша пенсионная система в распаде, можно сказать. Если раньше пенсия была 60% от твоей бывшей зарплаты, то сейчас это скорее 40%. И если твоя зарплата была сомнительной в течение жизни, например, у женщины, которая сидела дома с детьми несколько лет, тогда ты очень мало получаешь. Есть примерно 200 тысяч бедных шведских пенсионеров, которые получают примерно 5-6 тысяч крон в месяц после налогов, это 500 долларов, здесь невозможно на это прожить.

Стефан Линдгрен: Либеральные реформы и иммигранты разрушают пенсионную систему Швеции

— Но при этом в Швеции до сих пор бесплатное образование в школах с бесплатным питанием, бесплатная медицина.

— Вы конечно правы, это очень хорошее общество в целом, в сравнении с другими странами.

Читать так же:  "Немощный" Навальный атакует соцсети в попытке прикрыть Певчих

— Но в Швеции горят машины, случаются взрывы и многие шведы связывают это как раз с иммигрантами. Что шведы об этом думают, о чем говорят на кухнях? Потому что в публичном поле, как я понял, не принято это связывать с проблемами иммиграции, чтобы не обвинили в расизме.

— Я думаю, что сейчас уже можно связывать это с иммиграцией. Я думаю, что полицейские сейчас уже могут сказать, что это связано с проблемными пригородами. Постепенно мы привыкаем, признаем реальность. Дело в том, что совершают преступления, как правило люди, которые приехали в последней волне. Раньше это могли быть финны, сербы, югославы. Очень много предупреждали о русских в девяностые, но они не приехали сюда в таких количествах. Сейчас это мусульмане, такой ярлык. Но многие сомалийцы, например, стали хорошими учителями, врачами, политиками, и это меняет представление о них, постепенно они интегрируются. Но когда приходит огромная волна, стремление к интеграции уменьшается. Тогда они могут сохранять свой вид одежды, доминировать в одном из пригородов. Тогда процесс интеграции замедляется. И это результат непродуманной политики. Власть дала мигрантам возможность жить где угодно, выбирать квартиру, где захотят, а не там, где квартиры есть, и они более желательны. Есть очень много деревень и маленьких городов в Швеции, где иммигранты могли бы обновить общество, но они туда не стремятся. Они стремятся в пригороды Стокгольма, Гетеборга и Мальме. Это нужно регулировать, и понимание этих проблем постепенно приходит.

Источник

Оцените статью
Новостной портал Тюменской области
Добавить комментарий