житель Пензенской области приехал в Сызрань, чтобы забрать дочь у опекунов

Общество


В июне девочку отдали под опеку, а через месяц права на нее предъявил отец

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

Весьма странная история разворачивается в эти дни в Самарской области: две семьи пытаются «поделить» маленькую девочку, которая до этого полтора года провела в доме малютки Пензенской области. Опекуны бьют тревогу: биологическая мать Лили (имя ребенка изменено) имеет длинный перечень судимостей и сейчас отбывает наказание за очередное преступление, чему она ее научит? При оформлении документов в свидетельстве о рождении малышки был прочерк. И вдруг в июле появляется Иван Ермаков с новым свидетельством, где он указан отцом. Как так вышло, где он был полтора года и почему именно сейчас решил вернуть себе дочь, мужчина рассказал корреспонденту «КП-Самара».

Как распалась семья

Иван и Татьяна познакомились в марте 2018 года, он тогда работал в деревне в Мокшанском районе Пензенской области, она жила в городке под названием Каменка в полутора часах езды от него. Вскоре стали жить вместе, женщина забеременела.

— Я сказал: «Если сын, то распишемся, если дочь – подождем», — вспоминает Иван. — Родилась дочь. Надо было ей свидетельство оформить, да денег не было. Я тогда грузчиком работал, 500 рублей в день получал. Говорю своему шефу: «Дай мне 1000 рублей, я их отработаю». А он заявил, что у него денег нет, хотя сам их пачками каждый день считал. Я плюнул и ушел от него. Денег не было, жить нам негде, вот мы и поместили ребенка временно в дом малютки. А потом его закрыли на карантин из-за ковида. Татьяна звонила туда, но ей сказали, что приезжать не надо, потому что все равно не пустят.

Маленький ребенок оказался заложником ситуации

Маленький ребенок оказался заложником ситуации

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

А вскоре после этого Татьяну посадили за то, что на каких-то посиделках она ударила знакомую ножом. Иван в виновность любимой не верит и считает, что ее подставили. Ему Татьяна рассказала иную версию событий: знакомые выпивали, она – нет, вышла в туалет, а когда вернулась, увидела, что у женщины рука в крови. Татьяна вызвала пострадавшей «Скорую помощь», поехала с ней в больницу, а та, вместо благодарности, на нее заявление написала – Иван уверен, что таким образом та пыталась выгородить реального преступника.

— Татьяна редко пьет и то – это она от меня «научилась», — уверяет Иван. – Пьет немного, потому что если много, то становится агрессивной: может ругаться или даже ударить, если ей что-то не понравится. Но обычно не пьет.

Воссоединение семьи

Сейчас Татьяна отбывает наказание в мордовской колонии общего режима для женщин. Иван ездил к ней на свидания, год назад она забеременела, родила мальчика. Они расписались в марте этого года, и женщина дала официальное согласие на то, чтобы ее супруга «оформили» отцом старшей дочки. С этим документом он обратился в ЗАГС, и этим летом ему выдали новое свидетельство о рождении Лили, где он уже указан отцом.

По словам отца, ему не предоставляли никаких сведений о дочери, потому что он не был записан у нее в документах в качестве родителя

По словам отца, ему не предоставляли никаких сведений о дочери, потому что он не был записан у нее в документах в качестве родителя

Читать так же:  Не надо стесняться! В селах появляются спортивные площадки для молодых мам и пожилых людей

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

— Я буду писать заявление на Дом малютки за то, что они незаконно отдали ребенка в приемную семью, — заявил корреспонденту «КП-Самара» Иван Ермаков. – Когда супруга была на свободе, мы хотели забрать ребенка к себе, сняли квартиру, но она пришлась не по вкусу органам опеки. Когда Татьяну «закрыли», я пришел в дом малютки, но мне сказали: ты — никто, пока не покажешь свидетельство о рождении, где будет указано, что ты – действительно отец ребенка. Я получил это свидетельство, снял другую квартиру, получил акт о том, что она подходит для проживания с ребенком, а когда собрал все документы, мне сказали, что ребенка отдали в приемную семью в Сызрани.

Интересно, что дочь Иван не называет по имени – только «ребенком». Но он абсолютно уверен, что закон на его стороне, и Лилю он заберет. И хотя семья, в которой сейчас живет девочка, уже подала иски о лишении родительских прав и Татьяны, и Ивана, мужчина не сомневается в том, что с легкостью выиграет суды. Иначе будет жаловаться во все инстанции.

Знакомство с отцом

— Ей плохо там, я чувствую сердцем, — уверяет Иван Ермаков. – Когда мы с ней по видеосвязи разговаривали, она со слезами тянулась ручками ко мне. Когда встретились лично, не хотела уходить. Ребенок-то чувствует родную кровь. А опекунша… Я видел ейные глаза: ей не так ребенок нужен, как деньги и квартира.

Отец считает, что в приемной семье его дочке плохо

Отец считает, что в приемной семье его дочке плохо

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

Лилия (да-да, «опекуншу» зовут так же, как девочку) лишь пожимает плечами: причем тут деньги? За девочку их семья получила 17 тысяч, уже сейчас на адвокатов они больше потратили. Дом у них свой, на малышку когда-то обратила внимание именно из-за совпадения имен. Женщина старается не препятствовать общению Лили с отцом, чтобы она не испытала стресс, если сбудется самый худший для их семьи сценарий, и малышку действительно увезет отец.

— Мне просто страшно за нее, понимаете? – объясняет свою позицию женщина. – Мы полюбили Лилю всей душой, она отлично ладит с нашими детьми. Что ждет ее в семье, где мать многократно судима? Сможет ли отец обеспечить безопасность и счастливое детство своим детям? А вдруг все это из-за денег? Из-за материнского капитала, немалую сумму за двоих дают.

Сейчас Иван знакомится с дочкой в присутствии опекунов, органов опеки и психологов. Если они решат, что Лиля готова, малышку отдадут отцу.

Читать так же:  Власти Петербурга спрогнозировали приезд в город не менее 5 миллионов туристов в 2021 году

— Опекунше уже объясняли органы опеки и администрация: они не рушат, а помогают молодым семьям. Мы как раз такие. Вот зимой супруга моя выйдет на свободу, мы получим материнский капитал и купим квартиру в Самаре. Почему в Самаре? Родственники у меня тут, — планирует свое светлое будущее Иван Ермаков.

Сейчас девочка встречается с отцом в присутствии опекунов, органов опеки и психолога

Сейчас девочка встречается с отцом в присутствии опекунов, органов опеки и психолога

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

Кто же победит в этой «битве» за ребенка, покажет время. «Комсомолка» следит за развитием событий.

ОФИЦИАЛЬНО

«Ребенок имеет право знать своих родителей»

Марина Антимонова, министр социально-демографической и семейной политики Самарской области:

— Изначально девочку поставили на первичный учет детей, оставшихся без попечения родителей, потому что ее мать находилась в местах лишения свободы. В июле в органы опеки обратился Иван Ермаков с заявлением о передаче девочки ему в связи с тем, что он установил отцовство над ней и намерен самостоятельно заниматься ее воспитанием. Установление отцовства действительно возможно как в судебном порядке, так и через органы ЗАГС. Кроме заявления, Ермаков предоставил также справки о своих доходах, положительные характеристики с места жительства и с места работы, а также справку из полиции об отсутствии судимости. Согласно акту обследования, условия жизни Ермакова признаны удовлетворительными и пригодными для проживания малолетнего ребенка.

Такая фотография девочки была выложена органами опеки в интернет

Такая фотография девочки была выложена органами опеки в интернет

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

На основании Семейного кодекса Российской Федерации, каждый ребенок имеет право знать своих родителей, право на совместное с ними проживание, право на воспитание своими родителями, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. Кроме того, родители вправе требовать возврата ребенка от любого лица, удерживающего его у себя не на основании закона или не на основании судебного решения.

В то же время, учитывая, что с момента рождения до июля 2021 года Ермаков с дочерью не общался, и она его не знает, сейчас проводится работа по установлению родительско-детских отношений между ними с участием психолога. По результатам проведенной работы будет принимать решение о дальнейшем жизнеустройстве девочки.

МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

«Ребенок — не котенок»

Нина Ковалюнас, доцент кафедры философии СамГМУ, психолог

— Как женщина, я могу поверить, что у матери, даже настолько непутевой, чтобы оказаться в колонии, после рождения второго ребенка проснулось желание иметь полную семью, заботиться о детях и о муже. Мужчинам тоже в норме присущ инстинкт заботы о своих детях и их матери.

Девочка прожила у опекунов месяц, но уже со всеми сдружилась

Девочка прожила у опекунов месяц, но уже со всеми сдружилась

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

Но в социальном плане ситуация неоднозначна: девочка уже живет в нормальной семье, где о ней заботятся и любят. Сможет ли одинокий мужчина в ожидании окончания срока супруги дать ребенку тот же уход, который дает полноценная семья? Достаточно спорно. Да и не пропадет ли у биологических родителей желание жить нормальной семейной жизнью? Тоже вопрос.

Читать так же:  Компания Apple представила новую расцветку смартфона iPhone 12

Ребенок — не котенок: захотел — отдал в чужие руки, захотел — забрал обратно. Это человек, который именно через родительское воспитание входит в большой социум, становится его полноправным членом.

Биологические родители очень важны: это люди, которые дают человеку жизнь, однако дать жизнь и обеспечить нормальное социальное существование (физическое, материальное, культурное) — не одно и то же. Биологические родители в данном случае, возможно, должны еще доказать свое право называться полноценными родителями. А на это нужны время и социальный контроль.

Девочка пока слишком мала, чтобы самостоятельно делать выбор. Но дети вырастают и сами становятся способны определять, кого они будут считать родителями: тех, кто дал им биологическое существование, или тех, кто вложил в них заботу, любовь и вывел в жизнь.

Пока же нельзя делать из живого ребенка вещь. Ситуация требует серьезного анализа и неторопливых решений.

Приемная мама не уверена, что с биологическими родителями девочке будет лучше

Приемная мама не уверена, что с биологическими родителями девочке будет лучше

Фото: Предоставлено «Комсомолке»

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

«А жить они на что будут?»

Ольга Шелест, исполнительный директор благотворительного фонда «ЕВИТА»

— Вся эта ситуация, насколько я понимаю, сложилась из-за череды ошибок, допущенных сотрудниками органов опеки Пензенской области. И они, и руководство дома малютки, не могли не знать, что есть мужчина, который называет себя отцом девочки и оформляет соответствующие документы. Тем не менее, они отдали ее под опеку. В итоге заложником ситуации стал маленький ребенок. В любом случае, сколько бы встреч не было организовано сейчас с отцом, передача малышки из одной семьи в другую – колоссальный стресс, и как он отразится на здоровье девочки – как физическом, так и психическом — никто спрогнозировать не может.

Да и насчет того, смогут ли биологические родители воспитать этого ребенка, у меня лично есть вполне обоснованные сомнения. Мать ребенка – многократно судимая, возможно, у нее есть проблемы с алкоголем и контролем агрессии – в это нужно разбираться специалистам. Что касается отца, то положительные характеристики получить несложно, как и остальные справки. Главный вопрос – на что он будет жить с ребенком? Девочка еще маленькая, чтобы отдать ее в детский сад нужно время, а кто будет сидеть с ней дома? Папа? А жить они на что будут? А какую квартиру в Самаре они собираются на маткапитал купить? Будет ли они пригодной для проживания для семьи с двумя детьми?

Мне кажется, пришло время руководствоваться не только буквой закона, но и здравым смыслом. Тем более, что этот ребенок и так полтора года провел в одиночестве и забытьи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Где он был полтора года?»: у приемной семьи из Самарской области забирают дочь, у которой вдруг объявился родной отец

Произошло это через месяц после подписания переезда девочки в новый дом (подробности)



Источник

Оцените статью
Новостной портал Тюменской области