Под Пензой построили арт-поместье для людей-инвалидов

Общество


В арт-поместье молодые люди реализовывают себя. Фото: vk.com/kvartal_lui

Уникальный реабилитационно-оздоровительный комплекс для людей с инвалидностью расположился в Пензенской области. Арт-поместье «Новые берега» — эта первая в России инклюзивная резиденция. Она была построена на средства Фонда президентских грантов и пожертвования компаний. И здесь особенным людям удобно жить и работать. Помимо уютного дома, на территории есть собственная сауна и бассейн со специальным подъёмником, спа-центр, фитнес-зал и даже церковь.

Всем этим пользуются ребята с тяжёлыми формами инвалидности, большинство из которых провели большую часть своей жизни в детских домах и домах ветеранов. По замыслу идеолога проекта Марии Львовой-Беловой, в поместье молодые люди должны реализовать себя — не только общаться, заниматься и оздоравливаться, но и вести интеллектуальную деятельность, зарабатывать деньги.

Сейчас строительство «Новых берегов» завершено на две трети. Территория поместья будет полностью облагорожена к 2022 году. Мы решили пообщаться с непосредственными участниками этой удивительного проекта.

Валера: спортсмен, трудяга и просто хороший парень

— Я сначала был в доме ребенка до семи лет, потом в детском доме рос, а затем появились «Новые берега», и меня туда пригласили, — рассказывает kp.ru Валера Турулин.

Парню 25 лет, и у него ментальные отклонения. Суд лишил юношу дееспособности и сейчас педагоги, специалисты и юристы всеми силами помогают ему восстановиться в правах. Сейчас Валере очень нравится в «Новых берегах», ведь здесь он нашел друзей и цель, но решение переехать сюда было принято не сразу.

Валера Турулин - самый сильный парень в "Новых берегах"

Валера Турулин — самый сильный парень в «Новых берегах»

— В детском доме отговаривали от этого. Сначала первые ребята приехали в «Новые берега» — они там пожили три-четыре месяца, потом я у них начал спрашивать: как там у вас, что там у вас. Сайт их всегда пересматривал, наблюдал, а потом уже решился. Мне здесь нравится — работа есть, спортом занимаюсь. Работаю на стройке — помогаю строить объекты на территории поместья, — делится парень.

Он признается, что учился средне — да и уровень образования при ментальном отклонении сильно отличается от обычного. Ребята изучали школьную программу с 1 по 4 класс, а потом долгие годы просто гоняли ее по кругу.

— Ни думать, ни нормально работать не могу, совершать какие-то самостоятельные действия не могу — на этом диагноз и построен. Не соображаю — ни читать, ни писать, — совершенно буднично произносит парень.

Но тяга к знаниям есть, и еще какая! Сейчас Валера мечтает отучиться на сварщика, а если все получится, то еще и на каменщика, чтобы «пойти работать как нормальные люди».

— После «Новых берегов» надеюсь уже буду работать сварщиком или строителем, может быть даже спортивным тренером для таких ребят, как я, — делится планами юноша.

Он занимается тяжелой атлетикой — пока на любительском уровне, но это только начало. Уже сейчас Валера сам тренирует ребят из «Новых берегов», в свободное время занимается следж-хоккеем — это такая игра для ребят, которые не могут ходить и передвигаются в специальных санях

Суд признал Валеру недееспособным

Суд признал Валеру недееспособным

— У нас целая команда. Уже есть одно первое место и одно третье место на соревнованиях. А вообще атлетом я стал после того, как посмотрел в телевизоре — там спортсмены такие красивые и все могут — и залезть, и перепрыгнуть, и мячик забить в ворота. И тогда я начал бегать, подтягиваться, прыгать — вот и получился из меня тоже хороший спортсмен, — делится успехами Валера.

Многие называют его самым сильным парнем в «Новых берегах». Сам же Валера Турулин искренне уверяет — никакого жизненного секрета у него для нас нет. Разве что…

— Надо смотреть вперед и только вперед, если будете зацикливаться на чем-то, пить, например, нездоровый образ жизни вести, то это ничем хорошим не закончится. Все зависит от человека, как он видит этот мир. И иногда человеку нужно помочь, сказать: «Пойдем позанимаемся вместе, пойдем пробежимся, пойдем куда-нибудь сходим». Чтобы заинтересовать его, — вот и весь секрет.

Марина Леонтьева: мама троих детей и куратор 12 ребят с ментальными особенностями

— Я всегда хотела быть приемным родителем и взять в семью ребят не маленького возраста — мне всегда были симпатичны подростки, ребята, которые уже ближе к выпуску из детского дома. Старше 14 лет, вот такие, с которыми можно общаться как со взрослыми, которым нужно помочь именно социализироваться и выйти в жизнь. Но не было каких-то возможностей финансовых, и муж был против, и у самой трое детей, — рассказывает Марина Леонтьева, куратор сопровождаемого проживания в «Новых берегах».

Читать так же:  Обнаружен способный предотвратить новые вспышки COVID-19 фермент вируса

Тогда еще у нее была другая работа. И в какой-то момент Марина поняла, что готова полностью от нее отказаться, чтобы с головой уйти в приемное родительство и заниматься исключительно детьми.

— После развода эта мысль меня не оставила, и хотя я уже не должна была мужа спрашивать, но не было жилищных условий и финансовых возможностей. Осталась такая нереализованная мечта, и она где-то в августе-сентябре 2019 года очень сильно меня накрыла. Мне дико этого хотелось. И как раз где-то в этот период я узнала в соцсетях о Марии Алексеевне Львовой-Беловой и обо всех ее проектах. Я тогда подумала: «Вот женщина! У нее пятеро детей маленьких своих, сколько-то приемных, и она еще ведет столько проектов, а я ничего не могу, ничего не сделала, ничего не добилась как мама, как женщина, как специалист». И я решила ей написать, — вспоминает Марина.

Она признается, что до того момента никогда никому не писала в социальных сетях, а тут почему-то решила рассказать абсолютно незнакомой женщине о себе и своем огромном желании быть приемным родителем. О том, что финансовых возможностей для реализации задуманного нет, а вот опыт есть — по образованию Марина специальный педагог, и у ее собственного ребенка когда-то была инвалидность.

Марина Леонтьева - мама троих детей и куратор 12 ребят с умственной отсталостью

Марина Леонтьева — мама троих детей и куратор 12 ребят с умственной отсталостью

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

— Написала, что, может быть, я могу быть полезла в ее проектах — была бы благодарна, если бы она дала мне какую-то функцию, работу, чтобы я контактировала с такими ребятами. Так я бы реализовывалась, и при этом они тоже что-то получали бы от меня. А жить было все равно где — что в Вологде, что в Пензе (на тот момент Марина жила в Вологде — прим. ред.). Она мне тогда и предложила участие в проекте сопровождаемого проживания для ребят из Мокшанского детского дома-интерната. Так я оказалась в «Берегах» и в проекте «Квартал Луи». Теперь занимаюсь сопровождением ребят с ментальными нарушениями и умственной отсталостью — с декабря 2019 года и по сей день, — делится куратор.

Сначала Марина исполняла роль мамы — оказывала внимание, обучала социально-бытовым навыкам. Потому что, приехав из детского дома, ребята не знали ничего — за них готовили, за них убирали со стола, стирали, гладили и прочее. А жизнь в поместье — это немного другое.

— Мы стараемся научить их максимальной самостоятельности, коммуникабельности, умению общаться не только внутри своего коллектива, но и с другими людьми. Уметь работать. Если там у них была трудотерапия, то здесь, в «Берегах», им предлагается уже оплачиваемая работа, и тут немного другие правила. Это умение вставать к нужному времени, приходить вовремя на занятия и т.д. В силу диагноза ребятам это очень сложно дается, потому что они не ориентируются по времени, не всегда понимают, что такое три часа дня или шесть часов вечера. Поэтому они нуждаются в контроле, в обучении социально-бытовых навыкам — готовить, прибираться, поддерживать порядок, сложить пастельное белье, уметь его постирать, погладить. Потому что мы несколько утюгов уже сожгли — просто неправильно выставляли температуру. Бывали казусы, когда не то моющее средство заливали в посудомойку или слишком много порошка добавляли в стиральную машину. Все, что нам кажется простым, для них очень сложно, необычно, ново. И, честно говоря, на протяжении всего этого периода, мы до сих пор учимся и вполне успешно. Можно говорить о том, что многие навыки уже стали именно навыками, но есть еще и не сформированные, — рассказывает Марина.

С декабря 2019 года и по настоящий момент эта коммуна, правильнее даже будет сказать «семья», выросла с пяти человек до 12. Получается за столь короткий период численность подопечных увеличилась более чем вдвое! Все ребята старше 20 лет.

— Самому младшему 20 лет, самому старшему — 29. Но чисто внешне им никто их возраст не даст. Что девочкам, которым там 24 года, дают лет по 15-16, что по поведению — они где-то на уровне подростков, по своему отношению к жизни. Они любознательные, непосредственные, прямолинейные, очень добрые и открытые, как дети. Это особенности их поведения и характера, связанные с диагнозом. У них бывают проблемы с пониманием, приятием, с памятью. Нам очень сложно все запоминать, даже процесс приготовления какого-то блюда. Например, рецепт супа нам надо было очень долго запоминать. Кому-то понадобилась несколько месяцев, чтобы все усвоить, а кому-то — более года. Точно так же с уборкой. У всех динамика разная в зависимости от их особенностей, — поясняет куратор.

Читать так же:  Москва сохранила лидерство в России по прозрачности госзакупок

Самым сложным, по ее словам, было донести до ребят, что у окружающих их людей есть свои желания. Что есть не только ты, но и еще кто-то, и важно слушать его мнение, уметь договариваться.

— И они научились проговаривать свои чувства, говорить: «сегодня я себя плохо чувствую», или » у меня плохое настроение», или «давай ты меня запишешь к психологу». Они научились отслеживать свои эмоции, проговаривать их, уважать чужие эмоции и не допускать конфликтных ситуаций. Это для нас крайне важно, что они создали для себя психологически комфортную обстановку. Самое главное, чем мы очень гордимся — это тем, что ребята научились взаимодействовать. То есть не так, что: «Я хочу музыку слушать в 23 часа и мне все равно, что думает сосед по комнате», — рассказывает Марина.

Работы подопечных из "Новых берегов"

Работы подопечных из «Новых берегов»

И понятно, что без конфликтов порой не обходится, ведь все ребята в «Новых берегах» абсолютно разные. И успехи у каждого свои.

— Кто-то мечтал купить свои тренажеры и заработал на них. Например, Валера — он сам заказал в интернете тренажеры, сам ездил на точку, где их выбирают, сам доставил, сам собрал и установил. И теперь он будет проводить в зале тренировки. Валера из простого хоккеиста вырос в помощника тренера по следж-хоккею. А Димка наш из тех, кто не умел готовить, а сейчас его хвалят больше всех. Девочка Саша все время говорила: «Это не моя работа, и я не буду работать, мне не хочется». Были постоянные конфликты, она уходила с работы, когда хотела. В настоящее же время это лучший работник, за которого очень держатся, которого очень хвалят. По успехам можно отметить каждого: кто-то уже выступает в театральных постановках, есть победы в танцевальных занятиях. Многие из ребят стали посещать досуговые кружки — танцы и школу моделей, которые не являются инклюзивными (для особенных людей) — и довольно успешно. Инклюзия — это стирание рамок, границ. И вот эта граница между особенными и обычными детьми, она становится все тоньше и тоньше, все менее заметна, — делится Марина.

Участники команды по следж-хокею. Фото: vk.com/kvartal_lui

Участники команды по следж-хокею. Фото: vk.com/kvartal_lui

И в каждом ее слове звучит гордость. Ведь это именно ЕЕ дети самостоятельно научились выходить на прогулки в парки и заводить друзей за пределами поместья. ЕЕ особенных ребятишек стали звать в гости без страхов и опасений — ведь с ними так весело. И это уже не говоря об успехах в работе с дефектологом, логопедом и пр.

Самое удивительное, что родные дети Марины, а их у нее трое, совсем не ревнуют.

— Когда я изначально проговаривала с ними этот вопрос, они сказали: «Мы хотим, чтобы у нас были братья и сестры, с которыми нам будет не одиноко, приятно и легко общаться». И в силу того, что ребята в «Берегах» взрослые, но по своему уровню умственного развития где-то на уровне моих детей, им было просто взаимодействовать. У них одинаковые интересы, одинаковые игры в телефонах и музыкальные пристрастия, одинаковый сленг молодежный. Поэтому проблем не было, они дружат, — рассказывает куратор.

И признается, что до сих пор многому учится, в том числе и у своих подопечных.

Мария Львова-Белова: создатель «Сколково» для людей-инвалидов

— Новые берега — это наш третий проект, который посвящен молодым людям с инвалидностью, и родился он после одного из наших проектов «Дом Вероники». Это активный пансион для ребят с тяжелой формой инвалидности. Там находятся ребятишки из детских домов с разными физическими особенностями на протяжении длительного времени. Есть персонал, который за ними ухаживает. Когда этот проект появился, к нам поехали со всей страны за опытом. Самое главное среди таких людей были активные люди-инвалиды. Они приезжали и говорили: «Как классно! Вот мы бы тоже хотели в чем-то таком поучаствовать — у нас есть идеи, но нет пространства, где нас бы приняли и поняли». И мы осознали, что нужно такое «Сколково» для людей-инвалидов, — делится с нами сенатор РФ, учредитель АНО «Квартал Луи» Мария Львова-Белова.

Читать так же:  В Минобороны проверили действия по развертыванию морской перегузки в порту | Армия | Общество

Она является мамой 22 детей (!), включая приемных и находящихся под опекой, и только одно это должно восхищать, но эта удивительная женщина пошла еще дальше. Мария осознала, что в создании инклюзивных проектов не используется труд самых главных героев — самих ребят с инвалидностью. А есть же такой принцип ключевой (кстати, придуманный колясочниками): Ничего для нас — без нас.

Мария Львова-Белова (посередине) со своей командой. Фото: vk.com/kvartal_lui

Мария Львова-Белова (посередине) со своей командой. Фото: vk.com/kvartal_lui

— И мы подумали, что если создать такой акселератор, куда ребята бы приезжали с бизнес или социальными проектами, креативными идеями, то мы могли бы при поддержке команды докручивать это все. Такая партнерская проектная сеть, связанная с инклюзией, доступной средой, поддержкой, — вспоминает Мария Львова-Белова.

А ведь еще в 2014 году в России было очень скептическое, настороженное отношение к таким волонтерам. Потому что люди не принимали и не понимали изменений. Обычно ребята после детских домов, как правило, шли в дома престарелых и психоневрологические интернаты. Либо получали квартиры в каком-то отдаленном районе и жили там с соцработником, который приходил к ним 1-2 раза в неделю. И это была уже отработанная практика.

— Естественно, новый путь вызывает большое количество сомнений и мифов о том, во что это может превратиться. И когда мы только начали все это делать, из той первой пятерки в «Дом на Березовском» в 2014 году, которую мы собирались взять, отказались четыре человека. В последний момент перед заселением согласился ехать только один студент. И если к первому проекту были скептически настроены, то потом потихонечку у нас там кафе появилось, «Дом Вероники». И люди начали видеть, что это реально работающий проект, что ребятам там хорошо, — рассказывает Мария.

И тут же признается, сложности и трудности, конечно, все равно есть. Ведь «Новые берега» — это не пансионат, где инвалиды могут отдыхать, загорать и вкусно питаться — их ведут строить новую жизнь.Там нужно прилагать усилия, трудиться, преодолевать себя, потому что по другому не получится.

— И когда «Новые берега» стали строить, открывать, желающих попасть туда было в разы больше, и доверия в разы больше. Ребята, которые там сейчас живут, приехали из девяти регионов России, — делится Мария Львова-Белова.

Например, девочка Яна — колясочница — приехала с проектом арт-терапии. Она расписывает одежду, занимается ее пошивом вместе с ребятами. Проводит мастер-классы по живописи. А еще одна девочка — Наташа из Екатеринбурга — пишет зубами потрясающие квартиры, которые пользуются безумным спросом и продаются за большие деньги. Она тоже устраивает мастер-классы. Еще есть семья — папа с инвалидностью и ребенок колясочник. Они развивают инклюзивное сельское хозяйство-создают теплицы.

И все вот эти слова о том, что инвалиды исключительно грустные и несчастные — не более, чем миф.

— Ну или мне просто везет встречать жизнерадостных людей, — говорит Мария.

Сейчас она ставит перед собой цель — донести до нового поколения мысль, что людей с инвалидностью нужно воспринимать как норму.

— Вот мы сейчас их растим, и при хорошем раскладе, если все будут такими, как наши ребята, то дети вырастут с нормальным отношением. Мы зачастую сталкиваемся с тем, что дети нормально реагируют, а вот взрослые не очень. На уроках доброты родители боятся, что если их дети однажды сядут в коляску, то потом станут инвалидами. И это какой-то бред.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Я просто захотела жить, захотела ходить. Как живет девушка с «железным» позвоночником и ростом 123 сантиметра

Несмотря на свою инвалидность, 24-летняя Катя из Пензы мечтает помогать людям, покорять горы и путешествовать (подробности)





Источник

Оцените статью
Новостной портал Тюменской области